Джакомо Пуччини

Изобретательный маэстро

о время работы над оперой "Богема" сложился своеобразный кружок друзей Пуччини, именовавший себя "Клубом богемы". Композитор и его товарищи вечерами собирались в лесной хижине при свете керосиновых ламп, играли в карты или рассказывали комические истории. Здесь же стояло пианино, и нередко хозяин в присутствии своих партнеров принимался за увлекавшую его работу, спрашивая их советов по поводу той или иной музыкальной детали.

Все было хорошо, но... наступил охотничий сезон и на рассвете композитор часто уходил на озеро с двустволкой за плечами, вместо того чтобы садиться за рояль. Это вызывало беспокойство у издателя будущей оперы и особенно - у жены маэстро. Чтобы спастись от ее наскоков, композитор пускался на уловки: однажды был специально приглашен некий молодой пианист, который "для отвода глаз" должен был с утра играть мелодии из "Богемы", в то время как сам Пуччини пропадал на охоте...


Приглашение принято!

ак-то раз маэстро обедал у одной дамы, столь экономной, что ему довелось встать из-за стола совершенно голодным. Хозяйка любезно сказала Пуччини:
- Прошу вас как-нибудь еще прийти ко мне отобедать
- С удовольствием, - ответил Пуччини, - хоть сейчас!


Бедняга тенор

а премьере в "Ла Скала" солисты пели вяло и маловыразительно. Особенно унылое впечатление производил тенор. Когда дело дошло до его арии, начинавшейся словами "Они бросили меня в сырую и холодную темницу", автор оперы наклонился к соседу и шепнул ему на ухо:

- Кажется, не только бросили, но и долго там продержали беднягу: он совсем потерял голос!..


Счастливый момент... смерти

днажды, сидя в театре, Пуччини сказал на ухо своему приятелю:
- Певец, исполняющий главную партию, плох невероятно. Такого ужасного пения я еще не слышал ни разу в жизни!
- Тогда, может быть, лучше отправиться домой? - предложил приятель.
- Что ты, ни в коем случае! Я знаю эту оперу - в третьем акте героиня должна убить его. Я хочу дождаться этого счастливого момента, - мстительно отозвался Пуччини.


Тонкий юмор

уччини был большой острослов и никогда не лез за словом в карман.
Как-то раз один его близкий знакомый - весьма посредственный композитор - решил пошутить и сказал Пуччини:
- Джакомо, ведь ты уже стар. Напишу-ка я, пожалуй, траурный марш к твоим похоронам!
- Ну что жу, напиши, - согласился Пуччини. - Но ты же лентяй, работать не любишь, боюсь, ты не успеешь...
- А я, чтобы не опоздать, начну завтра же, - язвительно отозвался приятель.
- Желаю удачи, - кивнул Пуччини, - и, думаю, ты прославишься.
- Ты полагаешь?
- Не сомневаюсь, - отвечал маэстро. - Ведь это будет первый случай в истории, когда похороны освищут!

Календарь Спектаклей:
Новости

Informații la numărul de telefon: 022 24 51 04