Гаэтано Доницетти

Никому не рассказывайте!

антастическая быстрота, с которой Доницетти сочинял музыку, удивляла его современников. Он мог сочинить оперу за 10 дней, а то и меньше - за неделю! При этом композитор всегда предупреждал друзей и близких:
- Прошу вас держать рот на замке и никогда не раскрывать этот мой секрет.
- Но почему же?
- А потому, дорогие мои, что публика устроена таким образом, что или не поверит в это и решит, что я просто хвастун, или поверит и решит, что моя опера плоха, потому что написана наспех и без старания... Сами понимаете, что и в том, и в другом случае я буду в проигрыше!


Чему здесь удивляться?

днажды в присутствии Доницетти зашел разговор о том, что Россини написал своего "Севильского цирюльника" всего лишь за 20 дней.
- Это невозможно! - заявил один из собеседников. - Полагаю, Россини просто приврал...
Спросили у Доницетти, каково его мнение по этому поводу.
- Целых 20 дней? - удивился композитор. - Это вполне возможно - Россини всегда писал медленно...


Между делом...

днажды у Доницетти собрались гости. За обедом он оживленно беседовал, шутил, рассказывал забавные истории, как вдруг, прервав на полуслове свой рассказ, он вышел из комнаты... Его не было примерно полчаса, а когда он вернулся к гостям, выяснилось, что за это время был написан финал первого акта оперы "Тарквато Тассо"...
- Неужели вы написали его вот так, между делом? - почтительно спросил Доницетти кто-то из гостей.
Доницетти сказал какую-то шутливую фразу и продолжал развлекать гостей.
- Однако ты так и не ответил на вопрос, - сказал потом хозяину один из его наблюдательных друзей.
- А что я должен был сказать? - с улыбкой отозвался Доницетти. - Что, по правде говоря, между делом я даю этот обед, между делом болтаю с гостями, а думаю только о работе?


Макаронный вальс

тальянский певец Луиджи Лаблаш устраивал в своей парижской квартире для близких друзей празднества, на которых угощал гостей неизменными макаронами.
Как-то раз Доницетти, который очень любил макароны приехал слишком поздно - все было съедено.
- Я тебе дам макарон, - сказал Лаблаш, - но при одном условии... Вот альбом. Садись за стол и напиши две страницы музыки.
Меньше чем за полчаса Доницетти написал две нотные страницы. Через несколько дней он попросил у Лаблаша альбом, вписал в партитуру слова, и две страницы превратились в хор из оперы "Дон Паскуале" - прекрасный вальс, который спустя два месяца звучал уже во всем Париже...


Копии и оригинал

стретив как-то Беллини, Доницетти, улыбаясь, сказал ему:
- Маэстро, поздравляю: вы довольно удачно использовали мою мелодию в квинтете вашей "Беатриче".
Беллини спокойно ответил:
- Мой дорогой Доницетти, я не убежден, что взял эту фразу у тебя, но если б такое и случилось, то ты должен быть благодарен мне... Потому что я недурно ее пристроил. А если уж говорить начистоту, я твердо убежден, что мы оба заимствовали ее у какого-то другого композитора...
Вскоре, перелистывая в нотном магазине фортепианную пьесу Вебера "Последняя мысль", Доницетти расхохотался и тут же отправил письмо в Париж: "Дорогой Беллини, я нашел оригинал наших копий! Это Карл Мария Вебер. Твой Доницетти".

Календарь Спектаклей:
Новости

Informații la numărul de telefon: 022 24 51 04